Аксуйское ущелье.
Admin | Понедельник 06 Октябрь 2014 - 01:49:13 |
Сразу после завтрака наш маленький отряд отправляется в поход. Две сестрёнки, Игорь с своей женой Лилей, Александр и я. Цель - "ласточкино гнездо". До него, по словам Александра семнадцать километров. Делаю нехитрые подсчёты, получается туда обратно тридцать четыре. Пытаюсь перехитрить арифметику, но сумма не меняется. Начало похода радует своей лёгкостью. Первых два километра мы бодренько сбегаем под весьма приличную горку. Сразу становится жарко. Солнце немилосердно поджаривает наши спины. Легко представить, что будет через пару часов, когда день войдёт в полную силу, а предстоит нам дорога дальняя с приличным подъёмом. В прошлом я много читал о горах. Будто бы на большой высоте, более 2000метров, человек испытывает недостаток кислорода, какие ждут его трудности и по рассказам получалось, что каждый, кто забирался выше этой отметки чуть ли не герой. Никакого недостатка кислорода я разумеется не чувствовал, а следовательно ничего героического не испытывал. Самые обыкновенные условия ну разве что воздух почище, чем у нас в Екатеринбурге. После двух километров пути мы сворачиваем на просёлочную дорогу. Идти стало поприятнее. Не знаю, как кому, а мне асфальт всегда доставлял неудобства. Ноги быстро устают от жёсткого покрытия и естественно обычная грунтовая дорога добавила мне и без того хороших эмоций. Трудно даже, наверное, невозможно описать всю прелесть гор и будучи слепым, я всё же попытаюсь описать, что я испытывал на протяжении всего пути.
Как я уже упоминал, никакого недостатка кислорода я не испытывал. Думаю, кто весь бред писал про горы, сам в горах никогда не бывал. Горы, а точнее их могущество я почувствовал сразу по приезду в Киргизию. Я не знаю даже с чем можно сравниться, просто я растворился в воздухе. Прожив миллиарды лет, горы меня не заметили. Покрытые вечными снегами, бурлящие бурными реками, они жили своей жизнью. Не знаю как другие, а я видел себя муравьём, да что там, даже не муравьём, а атомом на фоне величавых вершин.  Спустя несколько дней это чувство пропало. Легко шагая по дороге мне было просто уютно, казалось, что горы радуются моему присутствию. Впереди водопад. Странно, но я это знаю точно. Александр, мой непосредственный спутник осторожно проводит меня через препятствие. После рассказывает, что мы преодолели. Да это действительно водопад, а преодолевали мы небольшую пропасть. Мне стало немного не по себе, так как я тут же реально увидел глубину этого провала, увидел водопад, низвергающий свои воды. Вместе с водопадом я мысленно упал на дно пропасти, речка понесла меня вглубь каменных недр. Жуткий холод, темнота, по настоящему, чёрная, ледяная темнота, потянула меня в пропасть. Куда я не знаю, и знать не захотел. Я с трудом оторвался от потока воды и вернулся на поверхность. Жуткий, нечеловеческий страх меня преследовал ещё минут десять. Моё тело согрелось, темнота отпустила, я с интересом стал слушать Александра, весьма умело рассказывавшего о том, что нас окружает. Вот лесок, который без проблем поселился на весьма высокой отвесной скале, а вот далёко, далёко в ореоле облаков сверкает чистой белизной самая высокая вершина, всюду, насколько хватает глаз горы, горы, горы. Девочки Юля с Таней добровольно взявшие на себя роль фотографов без устали носятся по дороге. Щёлкают фотоаппаратом, и мне чудится, что затвор бедного аппарата уже дымится. Дорога перешла в тропинку, весело побежала по густо заросшему полю. Высокая трава мёртвой хваткой вцепилась мне в ноги, на меня навалилась усталость и я, врать не буду, подумал, что если я пройду ещё пару километров, по такому густо заросшему полю я просто не смогу дальше двигаться. Слава богу, такое испытание длилось метров четыреста. Тропинка вновь выскочила на дорогу, а затем мы по железному мостику впервые пересекли довольно бурную реку. Река, которая бежала справа от нас весело понесла свои воды слева. Наш отряд неуклонно продолжал подниматься к облакам, туда, где, по словам Александра, находилось "ласточкино гнездо". Прикинули сколько прошли. По времени получалось около пяти километров. Идём дальше. Дорога, которая до этого шла довольно ровно стала, то резко опускаться, то прыгала вверх. Нас обгоняет машина. Интересуюсь у Александра маркой машины. Мне городскому человеку трудно было представить, что в горах можно передвигаться не только пешком и на мулах. Наш путь перекрывает проказница река. Передо мною стоит задача перебраться на другой берег либо по камням, либо вброд. Решаюсь идти по камням. Рядом Александр. Он тросточкой, которая у меня в руках обозначает следующую точку и я следуя его руке делаю шаг за шагом. Вот и берег. Речка понеслась справа. Мы пьём ледяную, кристально чистую воду и наслаждаемся земляникой, которая растёт вдоль ручья. Позади около семи километров. Жарко. Почему то вспомнился фильм "белое солнце пустыни" его главный герой товарищ Сухов, вечно идущий по пустыне с чайником на поясе. Меня удивляет Михалков, придумавший весь этот бред. Нет, фильм конечно классный, но вот чайник с водой на поясе... Предлагаю всем желающим попробовать походить с чайником на поясе для начала хотя бы по квартире. Возможно, это был не чайник. Фильм то я глядел в далёкой юности, а с тех пор уже лет двадцать как не вижу. Может, что позабыл и у Сухова на поясе висел не чайник, а увесистая армейская фляга. Утолив жажду, мы продолжаем свой нелёгкий путь. Строчку беру из многих читанных мною романов. На самом деле никаких трудностей или неудобств я не замечаю. Я по прежнему с интересом прислушиваюсь сразу к двум рассказчикам Лиле и Александру. Успеваю слушать Лилю, Александра и вспоминать кучу всяких небылиц, прочитанных мною в разное время. Все герои в горах буквально ползли среди валунов, хватая воздух сухим, растрескавшимся ртом, устремляя ничего не видящий взгляд к небесам, дабы увидеть владыку бога, чтобы попросить у него помощи. Для меня по-прежнему, наш поход был приятной, увлекательной прогулкой. Вот снова надо форсировать реку. Пробую повторить предыдущий опыт. На этот раз ничего не получается. Я раздеваюсь, а точнее разуваюсь и перехожу речку вброд. Ноги немеют. Мне кажется что на моих ногах сапоги из льда. Опять пьём. Дальше, по словам Александра воды не предвидится. Стараюсь напиться впрок. Десять километров. Словно пограничный столб на десятке стоит брошенный трактор. Впереди крутой, затяжной подъём. Но этого я не знаю мне по-прежнему легко и хорошо. Навстречу нам попадаются два туриста. На них огромные рюкзаки. Я чувствую их настороженный взгляд. На мгновение мне становится неуютно. Сканирующий взгляд туристов мне неприятен. Ущелье стремительно расширяется. Я это вижу точно так же, как видят ребята глазами. Идём по участку, сплошь заваленному камнем. Этот участок доставляет немало хлопот. Всё-таки чтобы двигаться вслепую по абсолютному бездорожью, нужно обладать весьма высокой подготовкой. С задачей справляюсь. Нас вновь обгоняет автомашина. Такое оживлённое движение привлекает моё внимание, я интересуюсь у Александра, куда это направляют свои колёса творения цивилизации? Оказывается у "ласточкиного гнезда" есть, что-то вроде базы отдыха для туристов. Туда-то время от времени проезжают автомобили. Слышу возгласы восхищения. Мне тоже хочется узнать, чем вызвано столь бурное проявление эмоций. Оказывается, справа от нас ущелье образует отвесную скалу.  В этой скале природа соорудила карманчик с леском. В карманчике уютно поселилась палатка. Ещё больший интерес вызывает то, что на первый взгляд не видно никаких путей, чтобы забраться в этот карманчик. Завидую ребятам, которые устроили этот лагерь. Мне тоже хочется пожить в таком живописном месте. Ба!!! Да тут в горах как в городе. Снова встречаем людей. Идёт, по-видимому, семья. Детишки с родителями. Ребята с любопытством разглядывают нас. В их взгляде нет ни настороженности, ни агрессий. Дорога резко пошла вверх. Склон настолько крут, что машины, чтобы забраться на него, заезжают спиралью. Мы идём напрямик. Кроссовки плохо держат нас, и я, то и дело съезжаю назад. Положение спасает Александр. Ему полегче, так как он видит, куда можно встать и за что зацепиться. Мне тяжело. От трудностей испытываю удовольствие , азарт. Буквально на деле так сказать вживую, чувствую, что такое горы. Практически все слепые никогда не бывали дальше города, ну или других цивилизованных мест. То, что я нахожусь в горах и преодолеваю их, вызывает некоторую гордость за себя. Склон упорно рвётся вверх. Он бесконечен. Его размеры запредельны. Мне кажется, что подъём не кончится никогда. Ничто не вечно, мы на вершине. Позади семнадцать километров. Мысленно тянусь к точке отправления. Бог ты мой, как далёко мы забрались. Только тут у цели нашего похода, я почувствовал, как я устал, ноги одеревенели, и я никак не могу найти им места. Лиля с Игорем решают сходить на базу узнать, что, сколько стоит, Александр потоптавшись около нас, полез вниз по ущелью к далёкой реке. Обратный путь решаем преодолеть кроссом. С уклона, на который я с трудом забрался, съезжаю, словно на лыжах. То, что обратная дорога идёт теперь вниз, облегчения не приносит. С трудом переставляю ноги. Пьём из всех ручьёв, какие только попадаются. Бежим. Через десять километров догоняем семью. Однако, шустрые мы ребята. Встретили то мы их на одиннадцатом километре, когда двигались к "ласточкиному гнезду". Это что же получается, семь плюс десять и того семнадцать. Круто! Вот и мост, пересекаем поле, провал, в который падает всё тот же водопад. Подъём, с которого мы сбежали в начале пути, теперь перевернулся. С трудом переставляю ноги. Вот и наш корпус, где мы временно остановились. Конец пути. Смотрим время. Не так уж и плохо. Тридцать четыре километра за пять часов двадцать минут.

Николай Винокуров